Madamina
... "Держите меня семеро!", или "Привяжите мои руки к стулу!"

Бывают концерты, в конце которых аплодировать не хочется. Не потому, что плохо играли, а потому, что музыка такая, что после неё нужна тишина. Так было 18-го апреля, когда Спиваков дирижировал Реквиемом Сен-Санса, а потом исполнял на бис его же "Аве Мария". Тогда публика прочувствовала момент и долго держала тишину.

Сегодня в Концертном зале им. Чайковского была совсем другая и история. Мне пришлось в буквальном смысле бить себя по чешущимся рукам, чтобы не зааплодировать между частями. Ибо ну очень хотелось!

В принципе, второй сюиты из балета Равеля "Дафнис и Хлоя" для меня было уже достаточно, чтобы признать концерт удавшимся. Но впереди был ещё 5-й фортепианный Сен-Санса, а во втором отделении... о, что было во втором отделении! Но всему своё время.

В декабре мне уже приходилось слышать концерт Сен-Санса для фортепиано с оркестром, но не 5-й, а 2-й. Тогда играла Екатерина Мечетина, и, несмотря на общее положительное впечатление, её манера показалась мне несколько силовой (местами было ощущение тупой долбёжки по клавишам). В январе, после концерта Элисо Вирсаладзе (а до неё в октябре была ещё Елизавета Леонская), в моей голове сложилось мнение, что на фортепиано гарантированно хорошо играют немолодые тётеньки в чёрном. Поэтому к Алексею Володину, молодому дяденьке (правда, тоже в чёрном) поначалу отнеслась с подозрением.

Как оказалось, зря. С самого начала мне стало ясно, что не надо бояться никакой бессмысленной долбёжки, всё будет очень тонко и красиво. Рёв публики в конце, охапки цветов и чудесный бис. Конец первого отделения.

Во втором поджидала "Фантастическая" симфония Берлиоза. Собственно, она и послужила для меня главной приманкой при покупке билета. Очень давно слышала её один раз по радио. Ничего не помнила, кроме того, что было длинно и мощно. Очень интересно было, как же получится живьём, аж мурашки по спине бегали.

Вот тут-то оно и началось, прямо сразу, со вступления. Желание аплодировать между всеми частями переросло к финалу в желание перелезть через перила балкона первого яруса и, держась за них одной рукой, другой рукой размахивать спартаковским шарфом чем-нибудь длинным и ярким, громко свистеть и вопить "Браво!" Осуществлению желания помешали боязнь сойти за психически больную, страх высоты и защитная сетка. Пришлось удовольствоваться отбитыми ладонями.

Есть дирижёры, которые дирижируют только руками и лицом. Некоторые добавляют ещё голову и лёгкие движения корпусом. Александр Сладковский относится к той категории дирижёров, которые дирижируют всем телом (лицо с балкона было плохо видно). Степень piano определялась глубиной присяда за пультом; в самые тихие моменты мне казалось, что пюпитр должен совсем заслонять его от музыкантов. Плечи, руки, ноги - всё было в музыке, всё её показывало и изображало (наверное, если бы глухой человек был на этом концерте, то только глядя на оркестр и на Сладковского он бы всю музыку "услышал" ). Никогда не думала, что подиум для дирижёра настолько большой, что на нём можно такие вещи вытворять. В последней части, правда, усталость начала давать о себе знать - движений стало меньше, уменьшилась и их размашистость. Но уж к самому финалу последние силы были собраны ради мощнейшего завершения, после которого ни о какой тишине речи быть не могло - только рёв, визг, гром и крики "Браво!"

Сладковского после концерта можно было выжимать. "Качать" дирижёра, конечно, не принято, но мысленно я это сделала. Александр Витальевич, спасибо Вам! Спасибо оркестру "Новая Россия" и Юрию Абрамовичу Башмету! Спасибо Алексею Володину! Спасибо Московской Филармонии! И спасибо себе самой, что купила билеты на этот концерт!

P.S. Товарищи! Мне вот интересно, какого такого важного звонка вы ждёте, что не отключаете телефоны перед концертом? Боитесь, что вдруг сам Господь Бог позвонит, а вы не ответите? Не бойтесь, для него вы всегда доступны.

@темы: Музыка